Коррупция доказательной медицины – убийства ради прибыли

Ориентировочное время чтения: 19 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Замысел научно-обоснованной медицины великолепен. А вот реальность от идеи отстаёт. Человеческое восприятие часто претерпевает искажения, поэтому исходная предпосылка доказательной медицины состоит в проведении официальных клинических исследований, и в ряде случаев они, действительно, проходят успешно.

Рассмотрим процедуру ангиопластики (реконструкции сосудов). Врачи вставляют катетер в коронарную артерию, используя баллон – специальное приспособление, которое позволяет расширить артерию и восстановить кровоток. Исследования острых сердечных приступов подтверждают, что такая процедура является эффективной. При хронических сердечных заболеваниях, как показывают наблюдения группы по проведению клинических исследований COURAGE и совсем недавнее исследование ORBITA, ангиопластика в большинстве случаев бесполезна. Таким образом, доказательная медицина позволила определить, когда лучше всего применять данную инвазивную процедуру [1].

Тогда почему выдающиеся специалисты в области медицины в унисон называют доказательную медицину бесполезной? В мире существует два наиболее престижных медицинских журнала: Ланцет [2] и Медицинский журнал Новой Англии [3]

Ричард Хортон (Richard Horton), главный редактор журнала Ланцет в 2015 году отметил:

Обвинение в адрес науки достаточно откровенное: большая часть научной литературы, возможно, даже её половина, может содержать недостоверные данные.

Доктор Марсия Анджел (Dr. Marcia Angell), в прошлом главный редактор Медицинского журнала Новой Англии писала в 2009 году:

Просто невозможно и дальше верить большей части публикуемых клинических исследований, полагаться на мнение уважаемых докторов или официальные медицинские рекомендации. Я сама не в восторге от этого вывода, к которому пришла медленно и неохотно в ходе своей двадцатилетней работы редактором.

За этим скрыт мощный смысловой подтекст. Доказательная медицина абсолютно бесполезна, если доказательства искажены или куплены. Это всё равно, что строить деревянный дом, зная, что брёвна поражены термитами. Что же привело к такому плачевному состоянию дел? Доктор Рельман (Dr. Relman), ещё один бывший редактор  Медицинского журнала Новой Англии, заявил в 2002 году:

Профессия медика становится объектом купли-продажи для фармацевтической индустрии, не только в области врачебной практики, но также в сфере обучения и клинических исследований. Образовательные учреждения в этой стране превращаются в оплаченных агентов фармацевтической индустрии. Это – позор, я считаю.

Люди, стоящие у руля этой системы, – редакторы наиболее влиятельных медицинских изданий всего мира, постепенно, в ходе своей многолетней работы, осознаю́т, что их деятельность медленно и верно подвергается коррупции. Доктора и университеты сочли возможным стать участниками подкупа и продолжают получать взятки.

Доказательства этому повсюду. Клинические исследования практически всегда оплачиваются фармацевтическими компаниями. Но ведь хорошо известно, что исследования, спонсируемые индустрией, гораздо чаще имеют положительные результаты. Эксперименты, проводимые с подачи индустрии, покажут позитивный результат на 70% вероятнее, чем исследования, спонсируемые правительством. Задумайтесь об этом на секунду. Доказательная медицина утверждает, что 2+2=5 верно в 70% случаев. Вы бы стали доверять такого рода «науке»?

Избирательные публикации. Негативные экспериментальные опыты (которые демонстрируют отсутствие положительных эффектов от лекарств) с большой долей вероятности будут замалчиваться и останутся без публикации. К примеру, при клиническом исследовании антидепрессантов, из 37 исследований, которые склонялись в пользу медикаментов, было опубликовано 36. При этом из 36 экспериментов, которые рассматривали другие способы лечения, были опубликованы всего-навсего 3 работы. Избирательная публикация положительных (для фармацевтической компании) результатов исследований означает, что обзор литературы будет содержать вывод, что 94% исследований подтверждают пользу медикаментов, хотя на самом деле только 51% опытов имели положительные результаты. Предположим, что ваш биржевой брокер раскрывает информацию обо всех выигрышных сделках и скрывает все неудачные сделки. Вы бы доверили такому свои деньги? При этом мы доверяем доказательной медицине свою жизнь, хотя ведет она себя так же, как этот брокер.

Посмотрим на график, на котором указано количество проведенных клинических испытаний и количество опубликованных исследований. В 2008 году компания Sanofi завершила 92 исследования, но только 14 (капля в море!) из этого количества была обнародована. Кто решает, что в итоге будет опубликовано, а что останется под сукном? Конечно же компания Sanofi. Как Вы думаете, какие результаты будут опубликованы? Те, которые говорят в пользу препаратов этой фирмы или те, которые доказывают, что медикаменты не помогают? Ваша догадка верна. Следует признать, что это единственный логичный способ действий для Sanofi, или любой другой компании. Было бы верхом глупости опубликовывать данные, наносящие вред самой компании. Это финансовое самоубийство. Такой рациональный подход применяется уже сейчас и продолжит свое существование и в будущем. Но зная обо всём этом, почему мы продолжаем верить в доказательную медицину, в то время как доказательства полностью не объективны? Едва взглянув на опубликованные данные, сторонний наблюдатель сделает вывод, что медикаменты гораздо более эффективны, чем это есть на самом деле. Однако, если вы обратите внимание на это в академических кругах, на вас навесят ярлык шарлатана, который не верит в «научные обоснования».

Подтасовка результатов. Рассмотрим, к примеру, регистрацию первичных результатов опытов. До 2000 года компаниям, проводящим клинические исследования, не нужно было заранее заявлять ожидаемые результаты, которые они измеряли. Поэтому они замеряли множество различных конечных показателей, а затем решали, какая статистика выглядит лучше, после чего объявляли исследование успешным. Напоминает игру «орел-решка» – сначала посмотреть, какой стороной выпала монета, а потом заявить, что на неё и была сделана ваша ставка. Если измерять достаточно большое количество результатов, просто по законам статистики, какие-то обязательно окажутся положительными.

В 2000 году правительство предприняло попытку остановить эти махинации. Они потребовали от компаний регистрировать измеряемые ожидаемые показатели до начала исследований. До 2000 года 57% исследований показывали позитивные результаты. После 2000 года лишь жалкая часть в размере 8% продемонстрировала хорошие результаты. Вот еще одно доказательство того, что доказательная медицина насквозь пропитана коммерческим духом, а доктора, занимающиеся академическими исследованиями, хорошо подзаработали на этом, молчаливо допуская коррупцию, потому что усвоили: не кусай руку кормящего.

Перевод сообщения: Питание Kline и командировочные расходы от компании Novartis; доктор Буччи-Рехвиг (Bucci-Rechwig), постоянный штатный сотрудник, владеющий акциями Novartis, доктор Коли (Cauley), получающий «консультационные выплаты» от Novartis, доктора Сантора (Santora) и де Папп (de Papp), постоянные штатные сотрудники, имеющие акции компании Merck, а также доктор Бауер (Bauer), получавший «консультационные выплаты» от Amgen и гонорары за лекции от Merck.

«Информирующая» реклама. А вот пример обзорной публикации в Медицинском журнале Новой Англии, утверждающей, что переломы костей после употребления прибыльных препаратов – бисфосфонатов, наблюдались «крайне редко». Мало того, что фармацевтические компании выплачивают множественные консультационные гонорары докторам, трое из авторов данного обзора являлись на тот момент постоянными штатными сотрудниками фармкомпаний! Позволять публиковать информирующую рекламу под видом уникального научного факта – возмутительно. Доктора, которые верят, что Медицинский журнал Новой Англии публикует качественные и непредвзятые советы, и понятия не имеют о том, что та «обзорная статья» – реклама чистой воды. При этом мы продолжаем считать Медицинский журнал Новой Англии вершиной научно-обоснованной медицины. Вместо этого, как с грустью признают все редакторы, журнал превратился в подборку коммерчески выгодных публикаций. Чем больше деньжат, тем лучше результат.

Деньги от переиздания. Причины этой проблемы очевидны всем: журналам безумно выгодно брать деньги от крупных фармацевтических компаний. Журналы существуют, чтобы их читали. Поэтому они все стараются заполучить высокий фактор влияния или импакт-фактор [4].Чтобы этого добиться, необходимо, чтобы журнал цитировали другие авторы. А ничто так не увеличивает рейтинг, как хит от крупного фармацевтического концерна. У них есть и связи, и достаточное число менеджеров по продажам, чтобы сделать любое исследование эпохальным. Менее очевидная выгода – гонорары, которые выплачивают крупные фармацевтические компании, выкупая статьи для переиздания. Если компания публикует статью в Медицинском журнале Новой Англии, она также может заказать несколько сотен тысяч копий этой статьи, чтобы повсеместно распространить её среди ничего не подозревающих врачей. Эти выплаты отнюдь не малые. Медицинское общество Массачусетса [5], которое издает Медицинский журнал Новой Англии, 23% общей прибыли получает от переиздания статей. Журнал Ланцет – 41% прибыли. Американская Медицинская Ассоциация [6] – 53% (аж дух захватывает!). Неудивительно, что эти издания, не сильно беспокоятся о судьбе своих читателей (обыкновенных врачей). Ведь такой подход окупается. Кому нужна журналистская этика, когда в гараже стоит собственный Мерседес?

Подкуп редакторов журналов. Недавнее исследование, проведенное Джессикой Лью (Jessica J Liu) и соавторами из Британского Медицинского Журнала [7] пролило больше света на проблему продажных изданий. Редакторы журналов ведут нечестную игру. Редакторы играют ключевую роль в установлении научного диалога, когда решают, чьи материалы пойдут в печать. Они определяют научных рецензентов для статьи. Используя открытую базу платежей, этот коллектив соавторов взглянул на цифры: сколько денег, редакторы наиболее влиятельных в мире журналов получали от фарм.индустрии. Сюда входят выплаты «на сбор данных и информации», которые в массе своей не регулируются. Как упоминалось ранее, большая часть таких «сборов» проходит в очень экзотических местах. Забавно, сколько конференций проходит в прекрасных европейских городах, таких как Барселона, и как мало их в брутальном и холодном Квебеке.

Из всех редакторов, которых включили в исследование, 50,6% брали взятки. Средняя выплата в 2014 году составляла $27564. Каждому. Сюда не входит средняя сумма в размере $37330, которую выделяют для «сбора данных». Вот список и других самых коррумпированных журналов:

Картина складывается довольно жуткая. Каждый редактор журнала Американского Института Кардиологии [8] получил в среднем $475 072 лично и еще $119 407 «на сбор данных». В штате 35 редакторов, получается приблизительно 15 миллионов долларов на взятки докторам. Неудивительно, что Журнал Американского Института Кардиологии так нежно любит различные медицинские препараты и аппаратуру. Это позволяет оплачивать учёбу детей в частных школах. «Любой каприз за ваши деньги» – что означает, за деньги мы опубликуем подтасованные результаты ваших исследований.

Предвзятость при публикации. Доказательная база, на которую опирается научно-обоснованная медицина, полностью подтасована. Некоторые люди считают, что я резко настроен против фармакологии, но на самом деле это не так. Крупные фармацевтические компании имеют обязательство перед своими акционерами – приносить прибыль. У них нет никаких обязательств перед пациентами. С другой стороны, обязательства перед пациентами есть у докторов. У университетов есть обязательство сохранять объективность и непредвзятость.

Докторам и университетам не удалась попытка держать свои загребущие лапы подальше от коррупционного влияния денег крупных фармацевтических концернов – в этом и проблема. Если крупной фармацевтической компании позволительно тратить огромные деньги на гонорары докторам, университетам и профессорам, то она это делает для максимизации прибыли. Это – часть их миссии. Доктора любят обвинять крупные фармкомпании, потому что это позволяет отвлечь людей от реальной проблемы – многие врачи берут деньги у любого, кто заплатит. Фармацевтическая индустрия не является проблемой. Взяточничество университетских докторов – вот проблема. И эту проблему можно легко разрешить при наличии политической воли.

Обратите внимание на это исследование. Изучая все работы в области нейродегенеративных заболеваний [9] аналитики обратились  ко всем исследованиям, которые были начаты и не завершены, или так и не были опубликованы. Примерно 28% исследований так и не увидели свет. В этом проблема. Если все исследования, которые не дали многообещающих результатов от использования медицинских препаратов, не публикуются, получается, что медикаменты выглядят как более эффективный способ лечения, чем это есть на самом деле. Но опубликованная «доказательная база» ошибочно отстаивает медикаменты. Более того, исследования, спонсированные фарминдустрией, имели в 5 раз больше шансов остаться неопубликованными.

Представьте, что вы проводите соревнование – надо угадать, какой стороной выпадет монетка. Предположим, игрок под именем «Крупная фармкомпания» ставит на орла, а также платит тому, кто монеты подбрасывает. Каждый раз, когда подбрасывающий игрок обнаруживает решку, результат «не засчитывается». А каждый раз, когда выпадает орел, результат засчитывается. И так происходит в 28% случаев. Теперь, вместо распределения между орлом и решкой на уровне 50/50, с большей вероятностью мы будем иметь статистику в 66/34, где в 66 случаях якобы выпал орел, а в 34 – решка. Итак, поклонник доказательной медицины утверждает, что орел будет выпадать гораздо чаще, чем решка, и подвергает жесткой критике людей, кто не верит в такие результаты, называя их «антинаучными» деятелями.

Научно-обоснованная медицина целиком зависит от наличия достоверной базы доказательств (исследований). Если доказательную базу подделывать и оплачивать, тогда доказательная медицина как наука полностью бесполезна. И правда, сами редакторы, вся карьера которых была связана с доказательной медициной, обнаруживают, что она никчёмна. Курит ли Генеральный Директор компании Phillip Morris (производителя сигарет марки Marlboro)? Это сообщает вам всё, что вам нужно знать о вреде вашему здоровью. Верят ли редакторы таких крупных изданий, как: The New England Journal of Medicine и the Lancet в доказательную медицину? Больше нет. Значит, и нам не следует. Мы не можем доверять научно-обоснованной медицине, пока доказательная база не будет очищена от коррупционного влияния коммерческих интересов вовлеченных сторон.

Финансовые конфликты интересов, также известные как подарки докторам, – широко распространенная практика. Государственный обзор, опубликованный в The New England Journal of Medicine в 2007 году показал, что 94% докторов так или иначе связаны с фармацевтической промышленностью. Будто шикарная дорога с односторонним движением: от крупных фармацевтических компаний – в бумажники докторов. Конечное же, крупные компании могут заплатить докторам напрямую, и часто так и происходит. Неудивительно, что студенты медицинских ВУЗов, которые состоят в более активных связях с медицинскими представителями, в итоге испытывают более позитивное отношение к ним. Многие медицинские школы предпринимают меры, ограничивая контакты своих студентов, но сами при этом не могут порвать эту порочную связь. Есть простое соотношение между тем, насколько широко известен доктор (больше опубликованных статей практически всегда у докторов-исследователей и профессоров) и тем, сколько денег он получает от крупных фармацевтических компаний. Чем больше слава, тем больше денег. Также существует явная и сильная связь между получением денег от индустрии и минимизацией риска побочных эффектов от медикаментов. Как?! Вы думали, что люди учатся в престижных университетах для блага человечества? Возможно, это было причиной их поступления, но это не причина, чтобы там оставаться. Они пошли туда из-за науки. А остались из-за денег.

Итак, вот обличающий список всех проблем доказательной медицины

  1. Избирательные публикации.
  2. Подтасовка результатов.
  3. Информирующая реклама.
  4. Доходы от переиздания.
  5. Подкуп редакторов журналов.
  6. Предвзятость при публикации.
  7. Финансовые конфликты интересов.

Пока доказательная база в медицине продается и покупается, умирают люди. Вот таким образом врачи создали опиоидный кризис, который убил тысячи людей. Фармацевтические компании хотят подкупить докторов, точно так же, как наркобарон хочет подкупить судей и полицейских. Ничто человеческое не чуждо врачам, но они должны противостоять этому искушению. К сожалению, доктора и университеты продолжают оставаться активными участниками этой игры, в которой люди гибнут ради чьей-то прибыли. Нам необходимо это прекратить. Прекратить коррупцию в университетах. Прекратить подкуп докторов.

Автор: Др. Джейсон Фанг / Dr. Jason Fung
Источник: GreenMedInfo
Перевод: Марина Уткина специально для проекта МедАльтернатива.инфо

Сноски

[1] Медицинская процедура, связанная с проникновением через естественные внешние барьеры организма, например, кожу, слизистые оболочки и др.

[2]  The Lancet – еженедельный рецензируемый общий медицинский журнал. Один из наиболее известных, старых и самых авторитетных общих журналов по медицине.

[3] The New England Journal of Medicine – издаваемый на английском языке медицинский рецензируемый научный журнал. Это старейший периодический медицинский журнал в мире, и наиболее широко читаемое, цитируемое и влиятельное периодическое издание по общей медицине в мире.

[4] Импакт-фактор (численный показатель важности научного журнала. С 1960-х годов он ежегодно рассчитывается Институтом научной информации (англ. Institute for Scientific Information, ISI), который в 1992 году был приобретён корпорацией Thomson и ныне называется Thomson Scientific, и публикуется в журнале «Journal Citation Report». В соответствии с ИФ (в основном в других странах, но в последнее время всё больше и в России) оценивают уровень журналов, качество статей, опубликованных в них, дают финансовую поддержку исследователям и принимают сотрудников на работу. Импакт-фактор имеет хотя и большое, но неоднозначно оцениваемое влияние на оценку результатов научных исследований).

[5]  Massachusetts Medical Society

[6] The American Medical Association

[7] British Medical Journal

[8] Journal of the American College of Cardiology

[9] Нейродегенеративные заболевания – группа в основном медленно прогрессирующих, наследственных или приобретённых заболеваний нервной системы. Общим для этих заболеваний является прогрессирующая гибель нервных клеток (нейродегенерация), ведущая к различным неврологическим симптомам — прежде всего, к деменции и нарушению движений.

Рекомендуем прочесть нашу книгу:

Наша книга Диагноз – рак: лечиться или жить? Альтернативный взгляд на онкологию

Чтобы максимально быстро войти в тему альтернативной медицины, а также узнать всю правду о раке и традиционной онкологии, рекомендуем бесплатно почитать на нашем сайте книгу "Диагноз – рак: лечиться или жить. Альтернативный взгляд на онкологию"


Мы распространяем правду и знания. Если вы считаете нашу работу полезной и готовы оказать финансовую помощь, то вы можете перевести любую посильную для вас сумму. Это поможет распространению правдивой информации о раке и других болезнях и может спасти чьи-то жизни. Участвуйте в этом важном деле помощи людям!

Оставьте комментарий

Войти с помощью: