Коэффициент смертности от рака: официальная статистика

Каждый из нас знает о том, что если знакомый, родственник или друг заболеет этой страшной болезнью, его шансы на выживание очень малы: только чудо может спасти его!

Официальная статистика, напротив, говорит о гораздо более обнадеживающих процентах, докладывая о том, что средние данные излечившихся составляют около 50%, то есть каждый второй человек будет спасен.

Таким образом, с одной стороны, наблюдаются неопровержимые данные смертей, предоставленные реальностью, и с другой стороны показатели, некоторым образом обнадеживающие, предложенные научным анализом.

Как же мы пришли к такому очевидному противоречию? Какие поводы, основания и причины вызывают всего лишь состояние подозрительности и смирения?
Постараемся пролить свет на этот феномен вопиющего искажения реальности.

Опираясь на исследования, я считаю, что элементы искажения могут быть разделены на три категории:

  • субъективные, которые связаны только с отдельным учением;
  • полу-субъективные, в которых есть данные разработанные субъективным образом;
  • объективные, которые приобретаются и одобряются некритическим образом.

К первой категории относятся:

1) Конформизм. Это психологическое понятие, при котором берется во внимание все то, что принято или предлагается другими исследователями. Это может привести к ряду ошибок, которые встречаются в любых дальнейших исследованиях.

2) Услужливость. Чаще всего, посредством данного понятия формулируются материальные условия, в которых находится ученый: (структура, в которой он работает, экономические вознаграждения, которые он получает и т.д.).
Приобретенные факты сознательно или бессознательно интерпретируются в предвзятой познавательной форме.
Таким образом, например, неточные или неопределенные данные могут стать положительными, противоречивые данные могут считаться неправильными и, следовательно, отвергнутыми, положительные результаты могут быть преувеличенными.

3) Обман: Это поведение приводит к подтверждению негативных фактов, ссылаясь на мотивации, зная, что они являются ложными.

4) Мошенничество: В этом случае данные сознательно мистифицируются.

5) Страх: Это чувство, которое может часто вселятся в любом медицинском работнике. Оно может принимать различные формы, в зависимости от мотивов, которые генерируют его: страх совершить ошибку, непреднамеренное нанесение вреда, плохое впечатление и многое другое. Эти мотивы, которые вызывают такое психическое состояние, почти всегда приводят к переоценке новообразований, которые присутствуют в тканях, особенно когда они являются сомнительными или маленького размера. В частности, в случае не очевидного доброкачественного поражения или небольшого поражения, врач, чаще всего, определит их, во избежание недоразумений, как злокачественные поражения.

Вторая категория:

В этой категории элементы искажения представлены теми условиями исследователя, которые относятся к его структуре и умственной конфирмации. Можно говорить в этом случае не о вине ученого, а о недостатке.

1) Отсутствие подготовки: В этом случае, исследователь, очень хороший специалист, в своей специфической области исследования, не имеет достаточных знаний о других научных аргументах, связанных со своими работами.

Например, хирург, радиотерапевт или онколог, который изучает химиотерапию, может быть очень хорошо подготовлен и проводить точные эпидемиологические исследования или клинические испытания; но если он не знает, генетические молекулярные механизмы предложенные биологами, то на самом деле он проводит «безглавые» исследования, потому что не могут быть включены ни в какое логическое развитие. Дедукции и выводы, которые следуют, как говорится, состоят из воздуха.

2) Отсутствие здравого смысла: Это происходит, когда принимаются данные, которые в действительности являются неприемлемыми. Пример: Статистические данные о раке мочевого пузыря сообщают о коэффициенте выживаемости, который колеблется от 13% до 45%, Примечание Bonadonna p. 995. Другой пример: медиана выживаемости (т.е. время, в течение которого умирает половина пациентов) многих видов рака во многих случаях колеблется до нескольких месяцев, если после операции или лучевой терапии осуществляется химиотерапия. Например: В анализированных исследованиях, использование только радиотерапии позволило достижение медианы выживаемости в 9,4 месяцев, в то время как проведение адъювантной химиотерапии после радиотерапии позволило поднять медиану выживаемости до 12 месяцев.
Примечание Bonadonna p. 784. Понятно, что все это ерунда, чья расхваленная положительная валентность должна напротив, насторожить ученого до того чтобы вынести на обсуждение все исследования рака.

3 ) Отсутствие внимания: Здесь мы находимся в похожих условиях, что и в пункте 2. В этом случае, однако, странные выводы и данные, обычно предоставляемые онкологическими исследованиями не определяются и не фокусируются, потому что исследователи, занятые другими вопросами (политические, институциональные, директивы или другие), в действительности не имеют никаких стимулов или интересов, чтобы проникнуть в глубину того что они изучают.

4) Отсутствие энергии: К сожалению, мы все живем в ускоренном мире, где мы вынуждены двигаться быстро для того чтобы идти в ногу с остальными. Если добавить к этому еще тот факт, что медицина является очень сложной и ответственной областью, можно легко понять, почему врачи и ученые подвергнуты к чрезвычайно высоким нагрузкам работы и психического напряжения. Тем самым остается очень мало остаточной энергии, и поэтому нормально, что они чаще всего не могут или не хотят смотреть за пределы странностей, которых им предлагают. В связи с этим полезно вспомнить пророчество российского доктора Салманова, который раньше 50-х годов предвидел постепенный паралич мысли врачей, в результате взрыва данных и научных знаний.

Третья категория:

В эту категорию могут быть включены все те факторы, которые влияют на врача или ученого, как правило, без их ведома.

1) Пассивное принятие преобладающих идеологий и идей: Например, что знания всегда разделены на ступеньки; что испытание является единственным подходящим инструментом для медицинского прогресса; что опухолевая болезнь – многофакторного происхождения, и многие другие, которые являются частью того багажа предвзятости, который во многих случаях мешает понять вещи такими какими они есть.

2) Пассивное принятие идей и теорий выдающихся ученых: Одна из ошибок, которую наиболее часто совершает человеческая душа, состоит в том, что считаются более убедительными идеи и мнения врачей и ученых, которые находятся на видных позициях. Так, например, когда Нобелевский лауреат, врач бывший министр, заведующий кафедрой или любой другой господин, выступает по телевидению, и отвечает на важные темы, такие, как: состояние медицинских исследований, разработка противораковых методов лечения, и т.д., мы склонны принять все то, что они говорят, некритически, как будто это «божественные слова». Чаще всего, эти «ученые» говорят только то, что им выгодно (см. например, телевизионные сборы пожертвований), то есть вранье покрытое авторитетностью. На самом деле, если считать, например, рак, нерешенной проблемой, то именно самые видные представители врачей и являются символом неудачи, потому что именно они являются теми, кто блуждают в темноте. Почему же мы должны продолжать верить им и считать их хранителями истины? Любой другой врач, ветеринар или даже инженер смог бы предложить гораздо лучшие идеи, чем тот, который имеет склеротический ум.

3) Почитание великих ученых прошлого: Это отношение приводит к возвышению великих деятелей истории и к принятию их теорий, которые в большинстве случаев являются ложными. Так, например, теория Бернара о том, что «почва – это все, а бактерии – ничто», интуиция Бовери о том, что рак вызывается генетическим изменением, и многие другие, являются всего лишь частью археологии мысли.

4) Пассивное принятие запланированных исследований в глобальном масштабе. В этом случае, в сознании врачей и ученых, которые принимают знания, прокрадывается человеческая ошибка психологического созвучия: если исследование – большое, то и правда – большая. Существуют, однако, планетарные исследования, и большинство из них в области медицины, поддерживают только планетарную ерунду.


Рассмотренные элементы искажения, следовательно, часто приводят ученых к совершению грубых ошибок оценки, которые усиливаются по мере того, как они проходят от исследователя к исследователю.

Это происходит в особенности в онкологии, где, в связи с отсутствием руководящего рационального принципа и линии, происходит полная противоположность того, что распространяется официально.

С одной стороны, официально, мы имеем достижение положительных результатов; с другой, постоянный рост случаев смерти от рака. С одной стороны, врачи, исследователи и ученые, которые говорят о безопасности, с другой стороны люди в отчаянии.

Кому мы должны верить? Разве возможно существование такие противоположных позиции?

Понятно, что люди являются теми, которые страдают и продолжают умирать, и которые находятся на стороне разума; все остальное имеет видимость «рева осла», настолько он более громкий, насколько больше приправлен авторитетной мудростью.
А как же исследователи, ученые, министры, профессиональные ассоциации, научные журналы, журналисты и программы санитарного просвещения, что с ними происходит? Они говорят одну только ложь? Хуже, они образуют сознательную убийственную сеть, где большинство из них является недобросовестными, а другие титулованными идиотами, которых используют для грязных интересов.

Тем не менее, есть статистика и объективные данные, которые вызывают большую осторожность при осуждении всего беспорядочного мира онкологии.

Возникает вопрос: все эти статистики и эти доказанные научные факты являются реальными или являются результатом воображения или чего-то другого?

Учитывая то, что они уже содержат, как доказано, значительные элементы искажения и отклонения, то представляется целесообразным исследовать более внимательно эти статистически, анализируя официально представленные данные.

И именно здесь, раскрывается сюрприз: несмотря на все уловки и искажения статистики, в книгах и классических трактатах процент излечения от рака, колеблется в районе 7% (или почти 0, с необходимыми поправками).

Что же тогда позволяет ученым делать эти статистические таблицы такими обнадеживающими, и которые постоянно обманывают общественность?

Конечно, это та «ничейная земля», которая разделяет некоторые опухоли от заболеваний, которые не являются опухолями.

Объясним это лучше.

Существует международная классификация (система TNM), согласно которой опухоли делятся на стадии I, II , III, IV и подгруппы, в зависимости от их тяжести.
Со ссылкой на букву Т, которая описывает расширение опухоли, для менее тяжелых конфигураций, различаются (например, для рака молочной железы) стадии Tx, T0, Tis, T1a, T1b, размер которых может достигать 5 мм или чуть больше (стр. 734).
В дополнение к этим начальным видам рака, есть, и другие названия сомнительных поражений или которые находятся на грани злокачественности (лейкоплакия, предраковое поражение, и т.д.), которые в большинстве случаев приписываются к опухолевым заболеваниям.

Теперь ясно, как начальные поражения, сомнительные или на грани злокачественности, составляют подавляющее большинство наблюдаемых «злокачественных новообразований». И становится также очевидно, что часто эти предполагаемые новообразования, из-за недоразумений и манипуляций, раздувают статистики.

Так на ранних стадиях, коэффициент излечения очень высок; на последующих стадиях, этот показатель чуть выше нуля.

Чтобы лучше понять эту настолько противоречивую систему, представляется целесообразным начать с новообразований на коже, которые могут быть проанализированы прямым образом. Итак, очевидно, что из всех узелков, найденных здесь (злокачественные опухоли, доброкачественные опухоли, кисты, липомы, дерматиты, бородавки, рубцы и т.д.), только лишь небольшая часть из них относится к категории опухолей.

Для новообразований внутренних органов, напротив, там, где невозможно прямое наблюдение и контроль, то можно ожидать, как правило, как ошибку, так и мистификацию.

Описанное явление становится еще более очевидным в своем многообразии, когда объектом исследования являются те злокачественные опухоли, которые сами по себе уже имеют склонность к доброкачественным характеристикам, как например, опухоли щитовидной железы, других желез или других хорошо структурированных органов.

И, наоборот, там, где трудно допустить искажения или недоразумения, как например, в паренхиматозных органах (легкие, печень или головной мозг), статистики, вынужденные говорить правду, свидетельствуют о незначительных значениях.

Примечание (Bonadonna 1, p. 779, 2 p. 804, 3 p.847, 4 p.850, 5 p.857, 6 p.898, 7 p.913,8 p.925, 9 p.949, 10 p.937, 11 p.939, 12 p.948, 13 p.752)

В заключение, где же эти известные 50% излечений? Это ложь!

Необходимо подчеркнуть также, что не имеет большое значения тот факт, что удается удалить новообразования меньше сантиметра, которые никогда не создают проблем. Напротив, официальные онкологические терапии должны лечить серьезные новообразования, чтобы продемонстрировать свою эффективность. Но здесь, нет никаких сомнений: полный провал.

(1) Комментарии к «Коэффициент смертности от рака: официальная статистика»

Оставьте комментарий

Войти с помощью: