9 февраля 2024

Рак: тайная древняя программа выживания?

Ориентировочное время чтения: 11 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

В 1971 году президент США Ричард Никсон объявил войну раку, подписав Национальный закон о борьбе с онкологическими заболеваниями. С тех пор наше правительство израсходовало более ста миллиардов долларов на исследования и разработку лекарств в попытке искоренить этот недуг, в то время как сами онкологические больные тратят триллионы из собственных средств, не достигая желаемого результата.    

Несмотря на четыре десятилетия полномасштабной войны с раком, как привычными методами — хирургией и химиотерапией, так и ядерными — то есть лучевой терапией, почти каждый четвёртый американец услышит этот диагноз в тот или иной момент в своей жизни. И этот грандиозный провал красноречивее всего указывает нам на то, насколько искажены наши знания об этой болезни, и насколько ошибочны попытки предотвратить и лечить её.

Возможно, рак — это тайная древняя программа выживания?

Настало время отказаться от отживших концепций, от идеи о том, что рак — это нечто плохое, что происходит с нашим телом, в пользу нового подхода. Он гласит, что рак — это то, что делает само наше тело, чтобы выжить в борьбе со всё более токсичной, лишённой питательных веществ средой. Только тогда мы сможем разобраться в загадочных причинах такого невероятного краха современной системной медицины, и поймём, что «война с раком» станет успешной только в том случае, если мы примем этого врага с состраданием и пониманием, вместо того, чтобы сжигать его (и себя) дотла. 

В последние полвека «мутационная теория» была источником господствующих представлений о причинах возникновения большинства видов рака. Как утверждается, скопление мутаций ДНК в ядрах наших клеток заставляет некоторые из них «сходить с ума». Их «безумное» поведение является результатом множественных повреждений, разрушающих идеальную последовательность (то есть ДНК) внутри клетки, которая призвана следить за тем, чтобы клетки вели себя «цивилизованно», как подобает частицам единого организма.

В соответствии с этой теорией, клетки-изгои начинают беспорядочно клонировать себя, расползаясь во все стороны, подобно некоторым ракообразным (английское слово cancer, то есть рак — значит «краб» в переводе с греческого). Такое поведение подобно процессу развития тяжёлой инфекции в организме, которая в конечном итоге препятствует нормальному осуществлению жизненных функций, и приводит к его смерти.

В одном из документов этот подход резюмируется следующим образом:

  1. Рак возникает из одной соматической клетки, которая накопила множество  мутаций ДНК.
  2. Процесс клеточного деления у многоклеточных организмов является в норме упорядоченным.
  3. Рак — это бесконтрольное размножение клеток, вызванное мутациями генов, которые контролируют деление и жизненный цикл клетки.

Проблема этой теории заключается в том, что обнаружены уже более 100 генов, способствующих развитию рака, то есть онкогенов, затаившихся в глубине нашего генома — и вряд ли это побочный продукт случайной мутации в отдельных клетках. Активное деление вполне может быть свойственно всем здоровым, высокодифференцированным клеткам у высших животных, и подобное их поведение в значительной степени играет роль регулятивного механизма, подавляющего гораздо более древнюю генетическую программу, которая проявляется во время онкогенеза.

Таким образом, рак вполне может быть «эволюционным атавизмом», сохранившимся с тех времён, когда мы ещё не были многоклеточными существами, и существовали более рудиментарные типы сотрудничества между клетками, как в опухоли, что позволяло им выживать в неведомой нам, гораздо более враждебной среде.

Раковые клетки ведут себя на удивление слаженно, что отнюдь не свойственно для клеток, которые, предположительно, являются результатом совершенно случайной мутации. Они способны создавать свои собственные системы кровоснабжения (ангиогенез), способны защищать себя, подавляя гены, которые борются с раком. Они выделяют окисляющие ферменты, что позволяет им свободно перемещаться по всему телу, могут адаптировать свой метаболизм, чтобы выживать в среде с низким содержанием кислорода и высокой кислотностью, и знают, как избавляться от собственных клеточных белковых рецепторов, чтобы их не обнаружили лейкоциты.

Такое сложное поведение, такой уровень взаимодействия между клетками, который свойственен как раз-таки многоклеточным организмам, то есть животному миру, и заставляет нас усомниться в данной теории, утверждающей, что главной причиной возникновения рака являются мутации в клетках-изгоях. Но что если мы попробуем предположить, что рак — это проявление гораздо более древней программы выживания клетки, которая активизируется в последней попытке выжить во всё более враждебной телесной среде, пресыщенной канцерогенными и иммунотоксичными веществами?

Множество данных говорит в пользу этой теории. Например, в протерозойскую эру (до появления многоклеточных организмов), на заре эволюции такое качество, как запрограммированная гибель клеток, апоптоз, ещё не появилось. Это что-то вроде самоуничтожения клетки, которое необходимо для образования высокодифференцированных тканей у сложных многоклеточных организмов. Более того, выживание в суровых условиях способствовало отбору признаков, которые бы противодействовали гибели клетки, то есть, способствовали бы бессмертию — что мы и наблюдаем у раковых клеток. Неспособность раковых клеток подвергаться апоптозу указывает на то, что ими руководят генетические программы, свойственные более древним формам жизни…

Другими словами, рак — это вовсе не некая фатальная генетическая бомба замедленного действия, которая может в любой момент взорваться внутри нас. Более вероятно, что это логичный результат десятилетий клеточных повреждений и адаптаций к токсичной окружающей среде, к дефициту питательных веществ, духовному и эмоциональному стрессу. Эти клетки научились выживать в стабильно неблагоприятных условиях, и перешли в режим выживания, которому свойственны эгоцентризм, гиперпролиферативность (то есть постоянное самовосстановление и размножение), и агрессивность (метастазирование).

Таким образом, имеет смысл рассматривать рак не как некую самостоятельную «болезнь», а лишь как один из симптомов нарушенного функционирования телесной среды. Другими словами, среда, в которой находится клетка, стала неблагоприятной для её нормальной жизнедеятельности, и для того, чтобы выжить, клетка претерпевает глубокие генетические метаморфозы, свойственные раковому фенотипу.

Такой «экологичный» подход акцентирует важность предотвратимых и излечимых причин возникновения этой «болезни», в противовес некой невразумительной, устаревшей концепции «дефектных генов», против которых мы бессильны. Этот подход также объясняет и скрытую разумность этой «болезни», можно даже сказать, её целительный импульс — поскольку «болезнь» на самом деле представляет собой попытку организма восстановить баланс и выжить во всё более опасных для него условиях.

Новые данные, опубликованные в журнале Physical Biology («Биофизика»), свидетельствуют в пользу этого нового подхода к пониманию рака:

“Гены клеточного сотрудничества, которые образовались в процессе эволюции многоклеточных организмов около миллиарда лет назад — это те же самые гены, сбои в работе которых и вызывают рак. Мы предполагаем, что рак — это атавистическое заболевание, которое возникает, когда генетические или эпигенетические сбои активизируют древний инструментарий, доисторические адаптационные механизмы. И тогда начинает доминировать более ранний слой генов, которые управляли разрозненными колониями частично дифференцированных клеток, подобных раковой опухоли. Само существование такого древнего  инструментария подразумевает, что развитие новообразования в организме не имеет ничего общего с общепринятой дарвиновской моделью эволюции.”

Под «дарвиновской эволюцией» здесь подразумевается мутационная теория развития рака. Если бы рак являлся побочным продуктом серии случайных мутаций, которые подвергаются «естественному отбору» для усиления ракового фенотипа, тогда бы не существовало описанной древней «раковой программы», таящейся в глубине наследственного генетического кода клетки. Мутационная теория склонна рассматривать каждый случай рака «возникшим заново», побочным продуктом естественного отбора или «внутреннего дарвинизма». Но более вероятное объяснение состоит в том, что рак возникает всякий раз, когда генетические повреждения и эпигенетические воздействия становятся настолько невыносимыми для клетки, что она вынуждена прибегнуть к древним наследственным программам выживания, вернуться в своего рода «каменный век».

Другими словами, онкогенез рассматривается здесь как процесс, обратный видообразованию, как радикальное обращение вспять процесса дифференциации, возврат к древней протоклетке. И если это верно, то при подходящих (или неподходящих) условиях нормальные клетки могут деградировать до примитивного, гораздо более индивидуалистичного клеточного фенотипа. Они пытаются выжить (и не только) в условиях биохимических и биоэнергетических невзгод, характерных для больного, поражённого раком тела.

Этот новый подход может пролить свет на то, почему химиотерапия и лучевая терапия имеют столь удручающие показатели успешности. Опухоли часто состоят из комбинации как крайне злокачественных, так и доброкачественных популяций клеток. Такое «лечение» попросту истребляет доброкачественные клетки, а «хеморезистентные» и «радиоустойчивые» популяции отправляются дальше, беспрепятственно уничтожать организм пациента.

Такие неудачи зачастую пытаются списать на «резистентный к лечению» характер рака, тогда как они являются очевидным результатом неотъемлемой токсичности и неэффективности используемой терапии. Подобно тому, как антибиотики, например, метициллин, породили такие «супербактерии», как MRSA — метициллин-устойчивый золотистый стафилококк, стандартные схемы лечения рака зачастую лишь усиливают резистентность и злокачественность некоторых популяций опухолевых клеток.

Таким образом, если трансформация здоровой клетки в раковую вызвана острым, хроническим воздействием биологически чуждых ей веществ, а также дефицитом питания, то использование многих стандартных противораковых препаратов лишь подливает масла в огонь. Клетка вынуждена регрессировать до первобытных генетических программ, чтобы пережить такой натиск. Стоит ли тогда винить клетки за подобное поведение? И не лучше ли нам признать несостоятельность стандартных методов лечения рака?

Автор: Сэйер Джи (Sayer Ji)

Источник: GreenMedInfo

Перевод: МедАльтернатива.инфо

Материалы в тему

Внимание! Предоставленная информация не является официально признанным методом лечения и несёт общеобразовательный и ознакомительный характер. Мнения, выраженные здесь, могут не совпадать с точкой зрения авторов или сотрудников МедАльтернатива.инфо. Данная информация не может подменить собой советы и назначение врачей. Авторы МедАльтернатива.инфо не отвечают за возможные негативные последствия употребления каких-либо препаратов или применения процедур, описанных в статье/видео. Вопрос о возможности применения описанных средств или методов к своим индивидуальным проблемам читатели/зрители должны решить сами после консультации с лечащим врачом.

Рекомендуем прочесть нашу книгу:

Наша книга Диагноз – рак: лечиться или жить? Альтернативный взгляд на онкологию

Чтобы максимально быстро войти в тему альтернативной медицины, а также узнать всю правду о раке и традиционной онкологии, рекомендуем бесплатно почитать на нашем сайте книгу "Диагноз – рак: лечиться или жить. Альтернативный взгляд на онкологию"


Мы распространяем правду и знания. Если вы считаете нашу работу полезной и готовы оказать финансовую помощь, то вы можете перевести любую посильную для вас сумму. Это поможет распространению правдивой информации о раке и других болезнях и может спасти чьи-то жизни. Участвуйте в этом важном деле помощи людям!

Добавить комментарий

Войти с помощью: